Г. И. Климовицкий

 

 

(ведущий искусствовед ЦДХ на Крымском Валу)

 

"Мне интересен Александр Маранов своей неповторимой художественной индивидуальностью - яркой, запоминающейся и зрелой. Рассматривая произведение искусства как живую, подвижную, многоуровневую структуру, хочу сказать, во-первых, о внешней форме произведений Александра Маранова: без преувеличения - это цвето-световая фиерия, это поток цвета и света, обрушивающийся на зрителя немного, я бы сказал, оглушительного свойства. Свет-это жизнь цвета. Цвет здесь живет полнокровной, пульсирующей жизнью, своего рода - вибрации света и цвета. Также своеобразна и внутренняя форма - содержательная сторона произведений художника. Основным слагаемым личности Александра, его доминантой является полетный романтический строй. Чтобы ни делал Александр Маранов, будь то реалистический репрезентативный портрет, полотна, выполненные в манере абстрактного экспрессионизма, или полные глубокого мистического звучания полотна (триптих "Сияние", "Николо Паганини") - все это наполнено внутренним романтическим дыханием. Но можно ли назвать романтизм художника современным? Несомненно. Романтизм Маранова современен своей экспериментальностью. Даже реализм - особый, не буквально натуральный, а реализм переосмысления, пересоздания реалистических форм в формы художественно-пластические. Или другой путь искания - абстракция, мистика - откуда это? Тайна. Сам автор не ответит. Потому что суть творчества - таинство. Автор лишь извлекает из глубин своего сознания те пласты, часть которых мы видим на полотнах. Великий мистик Святогор утверждал, что есть два Солнца: физическое, дающее жизнь всему живому, и духовное - Солнце творцов и поэтов. В этом, отчасти, и есть то таинство, которое кроется в произведениях Александра Маранова…"